Ночной вой на крыше, пришло время выбросить ментальный мусор

Ранним утром, около половины пятого я сквозь сон услышал странные звуки, издаваемые непонятно кем, не то человеком, не то зверем. Они были похожи на стон и плач одновременно. Ещё не полностью проснувшись, представил юродивого, забредшего в ночной темноте сюда, на окраину поселка и жалобно стонущего под окнами. Но постепенно проснувшись и внимательно прислушавшись, понял, это скорее всего стонет не человек, но тогда кто? Ни на одно из тех животных, что населяют местные джунгли, это явно не похоже. К громким жалобным стонам-плачу добавилось пронзительное лаяние наших собак Перси и Виски. Они неистлво тявкали с крыши хозяйского дома, не решаясь спуститься и разобраться с тем, кто эти звуки издает. Трусихи.

Вой или плач тем временем усилился, к нему присоединился ещё один голос, почти такой же, источник (и) его находятся на крыше домика, в котором живу. Когда мне окончательно надоел этот вой и собачий лай, пришлось встать, включить свет и попробовать понять, что всё-таки происходит. К тому моменту я окончательно проснулся и готов был действовать. Пару раз стукнул по черепичной крыше изнутри, но мерзкие звуки, доносившиеся сверху, не прекратились. И тут меня осенило — это же коты! Набрав ковш воды и надев налобный фонарь, вышел на улицу (было очень темно), обошел домик и выплеснул всю воду в то место, откуда исходил вой. Собаки, кстати, тотчас же подбежали ко мне с деловым видом и, не переставая лаять, рванули разгонять незваных ночных гостей.

Сами, без меня они побоялись идти на разборку и не меньше часа глупо лаяли, оглашая окрестности и перебудив половину Анджуны. Это действительно оказались коты, один из них — местный, хозяйский, а второй — крупный, белого окраса, рванул наутёк и исчез в джунглях. Собаки ещё некоторое время побегали вокруг с деловитым видом, изображая из себя победителей воющих котов, и наконец умолкли. Вот так всегда бывает, пока сам не пойдешь и не разберёшься, никто этого за тебя не сделает, в том числе и «сторожевые» собаки😊 Заснуть после раннего кошачьего «концерта» мне уже не удалось, поэтому сел в медитацию чтобы не терять самое драгоценное время перед восходом солнца.

В половине седьмого, когда совсем рассвело и птичьи трели заполнили окрестности, я сидел на улице, вдыхая свежий влажный аромат леса, цветов и трав. Поблизости неистово кричали павлины, они издают громкие мяукающие звуки, но не такие противные как сегодняшние коты. Начинается новый день, ещё один в этом вошебном мире иллюзий, так похожих на реальность. Особенно приятно, когда нет никаких конкретных планов, не надо ничего особенного делать, а все просто случается, происходит само по себе. Главное, ты это теперь знаешь, понимаешь и принимаешь, перестав пытаться контролировать то, что не в твоей власти. Молчаливый ум более не тратит колоссальную энергию на то, чтобы изображать видимость контроля над реальностью, он просто позволяет случаться всему тому, что дОлжно.

И в таком доверии Сущему происходит великое таинство жизни, она перестает быть чем-то непонятным, излишне значимым, исчезает беспокойство, тревоги и заботы. Живя в доверии к Богу, находишься под абсолютной Его защитой и покровительством. Какое счастье понимать и принимать это, перестав терять драгоценную жизненную энергию на бесконечное сопротивление очевидному и неизбежному, на глупые попытки ума внушить себе самому дурацкую и дерзкую мысль будто это я все контролирую. Нет эго — нет страдания. Сознание ранним утром чистое и ясное как бескрайнее синее небо Индии, заботливо приютившей нас, всех тех, кто волею судьбы (Сущего) оказался в эти смутные времена на святой земле Бхараты.

Когда-нибудь, вспоминая эти события, мы, возможно, улыбнется, понимая, насколько много пользы принесла нам «Третья мировая война с невидимым врагом». Ведь все — от Бога, и в нынешних реалиях для тех, кто готов расти духовно, созданы идеальные условия чтобы осознать самые важные вещи, что находятся буквально на поверхности. Никого не обвиняя, не делая различий, не отождествляясь с какой бы то ни было точкой зрения, идеей, концепцией, философией. Так много наносного, фальшивого, ложного, противоречивого накопилось в человеческом сознании, что настало время выбросить ментальный мусор. Для этого нам и дана нынешняя ситуация. Остановиться, отвлечься от внешних проявлений, доведенных до степени абсурда, и направить свой взгляд внутрь. Потому что именно там стоит искать причины, следствия которых мы наблюдаем в этой волшебной, непостижимо прекрасной майе — игре Бога.

Такая уютная, провинциальная Анджуна, момент Истины

Если не принимать в расчет практически блокадного запустения, запущенности и неприбранности, это местечко вполне выглядит уютным, в нем приятно находиться, особенно в таком чудесном гостевом доме, куда меня привело Сущее. Тишина, относительный комфорт, простая, полноценная домашняя еда, заботливая хозяйка, близость леса, гор, океана, пляжей, скал… На зимовку я устроился очень удачно, это факт. А немаловажный вопрос о том, где брать средства на существование, тоже благополучно решается вот уже в течение многих месяцев. Когда находишься в мире и гармонии с самим собой, Высшее даёт все возможности для того, чтобы чувствовать себя достойно, оно никогда не оставит в беде если ты сам этого кармически не заслужил.

Но даже в самой трудной жизненной ситуации мы всегда можем чувствовать высшее присутствие, как нас бережно и заботливо ведет по жизни нечто светлое и прекрасное, живущее в самом центре нашего существа… На обратном пути решил изучить дорогу вдоль океана, она значительно уже и живописнее, повсюду — маленькие гостевые дома и ресторанчики, многие сейчас закрыты. Поселок утопает в зелени пальм и других вечнозелёных деревьев, во дворах — множество экзотических цветов, на дорогах валяются вездесущие собаки, почти все — одной породы, они похожи друг на друга как две капли воды. Зайдя в лавку, приценился к стоимости бананов: обычные стоят 40 рупий за 12 штук, это примерно 1,5 кг., сытные «керальские» бананы — 50 рупий, они самые дорогие, а местные, гоанские, отличающиеся оригинальным вкусом и мелкие — 30 рупий за килограмм. Это — очень демократичные цены, при необходимости можно прожить на воде и бананах, что я делал уже не раз во время своих странствий по Индии.

Пройдя пару километров по извилистой дорожке, вернулся к своему гостевому дому, сделав большой круг и пройдя где-то в общей сложности 5-6 километров. Это и есть вся Анджуна. Теперь можно больше не пользоваться мобильным приложением, разведка на местности завершена успешно😊 Во второй половине дня я первым делом иду к океану чтобы поплавать, по неприметной тропе спускаюсь на пустой пляж и совершаю заплыв в бирюзовых волнах. Поблизости расположен лишь единственный работающий ресторан, где иногда бывают посетители, ныне только индийцы. Накануне я зашёл туда ради любопытства чтобы посмотреть ассортимент блюд и цены. Мне показалось дороговато, что неудивительно, всё-таки первая береговая линия. К тому же, все остальное закрыто, и у приезжих попросту нет выбора.

Искупавшись, я отправился на вулканическое плато, оно начинается сразу возле пляжа, во время прилива частично заливается водой. Обычно в послеобеденное время происходит отлив, на полюбившееся мне место можно попасть без упражнений в скалолазании на скользких вулканических глыбах. Но сегодня вода оказалась высоковата, зато по мере продвижения в каменном хаосе я нашел несколько естественных гротов и крохотных сквозных пещерок, через которые можно пролезть чтобы не забираться по пояс в воду в тех местах, где скалы выдаются в океан. Добравшись до места, я отыскал естественную природную ванну, это углубление в скальном плато глубиной с метр и длиной как раз в человеческий рост. Вода в нем все время обновляется, с каждой новой волной в ванну попадает немного океанической воды и пены.

И тут я с превеликим удовольствием забрался в полную «ванну» и, обдаваемый волнами, долго лежал в ней до тех пор, пока тело не начало слегка мёрзнуть. Вокруг меня кружили маленькие пестрые рыбки, крабы с любопытством наблюдали, выбравшись из трещин, в небе парили белоголовые орлы, внимательно разглядывая все, что происходит внизу, на земле обетованной. Этот прекрасный мир, залитый солнечным светом, обласканный нежным бризом, осененный бесконечно синими небесами, среди пенных волн великого вечного океана… В такие моменты душа наполняется безусловной любовью ко всему сущему, когда есть только один-единственный момент «здесь и сейчас», и он бесконечно прекрасен.

И даже неважно где, в какой точке пространства ты сейчас находишься, в какой части Майи (иллюзии) сфокусировано твое сознание. Такие моменты возникают у меня спонтанно время от времени где угодно, в любой стране мира, при любых обстоятельствах. И здесь, в этом непостижимо прекрасном моменте ты ощущаешь дыхание Вечности, божественное присутствие, когда не о чем больше беспокоиться, некуда идти или бежать. Все уже свершилось, нет ничего такого, чего бы мы не знали, есть только одна-единственная проблема, она — корень всех прочих. Проблема узнавания, вспоминания самого себя, своей истинной природы. Познав себя, мы познаем все.

Первая прогулка по Анджуне, «Великая перезагрузка» в действии

Следующим утром я отправился знакомиться с Анджуной, тем поселком, где предстоит провести несколько месяцев зимовки до возможного восстановления авиасообщения с Россией. Вооружившись навигатором google.maps, выяснил куда лучше всего пойти; я часто пользуюсь виртуальной картой находясь в незнакомых населенных пунктах, потому что знаю одну свою забавную особенность блудиться в городах и вообще а любом населенном пункте. Прекрасно ориентируясь будучи на природе, но среди всех этих хитросплетений улиц, жилых кварталов, инфраструктуры я часто теряюсь, откровенно уходя в прямо противоположную сторону вместо верной. Поэтому google мне в помощь😊

Но это актуально только в первое время, достаточно прогуляться по основным маршрутам чтобы запомнить устройство любого населенного пункта. Так и здесь все оказалось предельно просто: есть две основных дороги, изобилующие поворотами, одна из них, самая узкая и витиеватая, петляет вдоль побережья, обходя многочисленные гостевые дома, мини-виллы, кафе и рестораны. И вторая дорога, тоже с массой поворотов, идущая в удалении от береговой линии, среди частного сектора. Обе они выводят на одну улицу, идущую перпендикулярно берегу океана, на ней расположены все основные объекты — более-менее крупные магазины, почта, полиция, парикмахерские, дантист, приличные рестораны, отели и т.д. По большому счету, поселок совсем маленький, он просто вытянут вдоль океана. Отсюда до более крупного туристского центра Baga beach около 4 км., он находится в соседней бухте, с другой стороны — Vagator beach, до него полтора километра, тоже в соседней бухте. Чуть дальше — Fort Chapora, куда меня изначально ошибочно привез рейсовый автобус.

И если в Чапоре я как-то жил во время Новогодних праздников, то в Вагаторе, Анджуне и Баге лишь бывал пару раз во время прогулок. Что здесь особенно радует, так это практически полное отсутствие отдыхающих. Иностранцев остались единицы, а индийцы если и приезжают, то только по выходным. На улочках совсем мало транспорта, никто не сигналит судорожно в затылок и не мечется зигзагами по дороге, непонятно куда несясь. Жизнь в этом месте более размеренная и спокойная, по крайней мере сейчас, посмотрим что будет в декабре-январе. Если Индия так и останется в международной изоляции, то турсезона уже не будет, местные отдыхающие не в счёт, на них гоанцы бизнеса не сделают.

Ходили слухи о якобы имеющихся планах восстановления чартерного авиасообщения только штата Гоа с несколькими странами чтобы спасти индустрию въездного туризма, но скорее всего этого не произойдет. Итак, ещё бросается в глаза относительная чистота, за исключением нескольких мест на побережье, в-целом, Анджуна — достаточно чистый поселок, но сейчас повсюду видны признаки стагнации — закрытые и заброшенные гостевые дома, виллы, рестораны, лавки и магазины. Работает только малая часть всего того, что раньше пользовалось спросом у многочисленных отдыхающих. Ещё много бездомных собак, они повсюду валяются на обочинах и проезжей части, в-целом, вполне дружелюбны, но в ночное время наверняка представляют немалую угрозу для одиноких путников. В Гоа эта проблема стоит давно, но власти ее как будто не видят и принципиально закрывают на это глаза.

Коров в самом поселке практически нет, зато позже я встретил целое стадо на пляже, где они отдыхают, принимая солнечные ванны😊 Ещё возле дороги растут потрясающе красивые баньяны (фикус бенгальский), это вечнозелёное дерево со множеством воздушных корней, свисающих тонкими прядями с ветвей. Некоторые корни-нити достигают земли, прирастают, и образуют вполне полноценный ствол; таким образом дерево может разрастаться вширь и занимать немалую территорию. Самый большой баньян в мире произрастает как раз в Индии, он представляет собой целую колонию, берущую начало от одного материнского дерева, площадь Великого баньяна 1,2 га, а число стволов- корней достигает не одной тысячи. Раскидистые кроны этих мощных, красивых деревьев создают обширную тень, в Индии под баньянами и часто живут аскеты-садху, устраивают маленькие индуистские храмы или даже строят дома.

Встреченные баньяны меня просто очаровали, на удивление здесь их растет достаточно много. В одном месте под баньяном, занявшим все пространство над перекрестком дорог, построено несколько магазинов, парикмахерская и автобусная остановка. На центральной улице тоже нет активного движения, лишь редкие скутеры, байки и автомобили время от времени нарушают благостную тишину этого уютного приморского поселка. По причине затяжного карантина, отсутствия отдыхающих много всего закрыто, собственники по окончании сезона муссонов не видят смысла и перспективы реанимировать бизнес. Сказать «упадок» — значит не сказать ничего, это настоящий глобальный кризис, последствия которого будут скорее всего сказываться не одно десятилетие. Но есть и очевидные плюсы в этой «перезагрузке». Наконец в Индии стало тихо…

Волны и скалы, великая пустошь и тишина

Выйдя на длинный скальный мыс, я увидел вдали большую бухту, и в ней — длинный, просторный пляж, это — Baga beach, одно из самых дорогих мест отдыха в Гоа. Скалы в этом месте выглядят как гигантские ступени, расположенные под углом и уходящие на дно океана, о них разбиваются прибойные волны. Это — своего рода естественные волнорезы, далеко выдающиеся навстречу открытому океану, неимоверно мощной водной стихии. Поверхность скал мокрая, на них прикрепились многочисленные морские обитатели, всевозможные моллюски, водоросли, губки, повсюду деловито снуют крабы. Подойдя насколько это возможно близко к ударяющимся о скалы волнам, я долго стоял, любуясь великим противоборством двух стихий. Потом вернулся на берег и прогуляться по наклонному каменному плато, поверхность его изъедена эрозией, каких только форм здесь нет…

В нескольких местах на монолитной каменной плите лежат кирпично-красные глыбы застывшей лавы. Настолько это необычный пейзаж, с самыми замысловатыми формами скальных останцев, грохочущими волнами, при столкновении с каменным препятствием выкидывающими мириады брызг высоко в небо. Солнце повисло над линией горизонта, а затем медленно и торжественно погрузилось за океан, окрасив небосвод в охристо-золотистые тона. Проводив солнце, я поднялся по тропе на горный склон и пошел в сторону Анджуны, впервые изучая новую для себя дорожку. В одном месте зайдя в тупик, где ответвление вроде бы хорошо натоптаной тропы закончилось в зарослях кустарника, вернулся обратно и выбрал другое направление.

Так мне удалось найти альтернативный путь на берег, в том числе и на высокий мыс с крестом. В случае высокого прилива, когда туда невозможно добраться по камням, это всегда можно сделать сверху, по горному склону. По возвращении в свой временный гоанской дом уже в густых сумерках я встретил Руму, хозяйку гостевого дома, договорился насчёт ужина, и вскоре уже сидел за столиком под яркими южными звёздами, под аккомпанемент стрекочущих цикад уплетая порцию риса с овощами. Погода явно налаживается, и есть надежда завтра отправиться на пляж да скалы чтобы провести несколько часов в уединении и медитации. Одежда, кстати, за день полностью высохла, чему я был искренне рад, хотя бы эта эпопея благополучно завершена.

Между кронами деревьев и очертаниями пальм в бархатно-черных небесах высыпали яркие звёзды, тонкий серпик молодой луны картинно повис почти в точке зенита. Вот теперь я узнаю Гоа, этот благостный теплый мир у лазоревого океана, обласканный солнечным светом, пахнущий морской пеной, ароматами цветов, благовоний и специй… Всё-таки хорошо иметь возможность столь радикально поменять декорации и после Гималаев со святой Гангой очутиться в райском Гоа. Сейчас по новому начинаю ценить то казалось бы малое, что до «великой пандемии страха» было таким обыденным и доступным. Просидев 7 месяцев на одном месте и не имея ни малейшего шанса перебраться куда-либо даже в пределах одной страны, такое путешествие многого стоит.

К тому же, здесь совсем тихо, практически нет приезжих, разве что по выходным иногда отдыхают индийцы, скорее всего местные гоагцы или приехавшие из Мумбая, крупнейшего мегаполиса Индии, столицы ближайшего штата Махараштра. Тишина и покой — вот то, чего мне так не хватало а последнее время в Ришикеше, куда после локдауна массово поехали возбужденные адреналином индийцы. Помню как мы, погрузившиеся во благость иностранцы, проведя 6 месяцев в затихшем Ришикеше, воспринимали толпы взбудораженных приезжих как инопланетян с бешеной планеты, а они, скорее всего, тоже не понимали нас. Здесь все ровно и гладко, просто практически никого нет. Сергей сказал будто бы большая часть иностранцев, прежде всего россиян находятся сейчас в Арамболе, и там по-прежнему многолюдно. Это очень хорошо, когда все они там, а я — здесь, в маленьком поселке Анджуна, на самой его окраине.

Единственный, очень незначительный минус сезона муссонов в Гоа — это комары. Не то чтобы их было очень много как, например, в центральной полосе России в июне-июле, но всё-таки эти не самые приятные насекомые изрядно досаждают, особенно после захода солнца и ранним утром. К тому же, в Индии имеются природные очаги малярии и лихорадки Зика, возбудители которых передаются комарами. Если вторая не представляет существенной опасности разве что тем, что может вызывать микроцефалию у детей, рождённых инфицированными родителями, а у взрослых — лёгкую сыпь, то малярия — заболевание очень опасное. Поэтому не стоит пренебрегать средствами безопасности — репеллентами на улице, москитной сеткой и фумигатором — в помещениях. А в-остальном, здесь сейчас сказочно хорошо…

Дожди закончились, да здравствует солнце, медитация на древнем вулкане

На четвертый день моего пребывания в Гоа чудесным образом погода улучшилась. Ещё накануне ночью по черепичной крыше неистово хлестал дождь, а с утра небо вдруг полностью очистилось от серых туч, радостно запели экзотические птицы, из-за пальм и вечнозелёных плодовых деревьев торжественно взошло солнце! Наконец я увидел в Гоа дневное светило😊 Вмиг все преобразилось, насквозь промокший за минувшие дни мир дружно распустился миллионами соцветий, открывающихся навстречу яркому солнечному свету, на кончиках листьев и трав повисли радужные капли, а окрестные вороны принялись купаться в больших лужах не дожидаясь пока они высохнут. Так после долгой ночи грядет новый день, несущий радость познания тем, кто смог пережить времена великой смуты.

Наконец мне удалось просушить всю выстиранную три дня назад (!) одежду Сергея и даже заняться стиркой одеял и постельного белья в надежде успеть просушить и это пока стоит погода. После обильного завтрака, состоящего традиционно из риса, дала, овощной нарезки и маленького кусочка острого пикл, я развесил на солнышке всю одежду и занялся стиркой. Обычно люди, приезжающие к морю-океану, первым делом идут понежиться в волнах, а у меня на сей раз получилась забавная ситуация — приехав в Гоа несколько дней назад, я лишь единожды увидел океан, и то с высокого холма, все это время заливали дожди. И вот сегодня, как закончу все дела, обязательно займусь общением с великой водной стихией, по которой, конечно, очень соскучился за долгие месяцы локдауна.

Во второй половине дня солнце пригрело с достаточной силой, многострадальная одежда наконец высохла, и я отправился к океану. Первым делом искупался, вдоволь наплававшись в мутных волнах. По-прежнему немного штормило, волны подняли много пены, собрав с берега все, что плохо лежит. На песчаном пляже — ни души, как будто весь мир вымер. Лишь в соседнем прибрежном ресторане сидело несколько заезжих индийцев. Затем я отправился на каменные россыпи, что начинаются сразу за пляжем, здесь — целый параллельный мир, огромная геологическая формация, сложенная вулканическими породами третичного периода. Среди тёмно -серых, почти черных песчаников и скальных пород виден большой язык древней лавы, застывшей кирпично-красной толщей со множеством пустот. Океан раскидал по берегу большие красные глыбы, отшлифовав их до блеска, повсюду возникли причудливые гроты и пещеры.

В сочетании с яркой зеленью берега, голубыми небесами, лазоревым цветом воды, черные и красные горные породы выглядят очень живописно; в таких местах чувствуется мощь и древность тех геологических процессов, что происходило на планете десятки миллионов лет назад. Мне пришлось изрядно полазать чтобы преодолеть завалы больших глыб застывшей лавы прежде чем выбрался на чёрное плато, сложенное слитным песчаником. Слои горных пород здесь залегают под углом, образуя уклон и огромные каменные ступени, как будто гхаты, уходящие вглубь океана. Наверное, отсюда и название горной системы Западные Гхаты, то есть, буквально «ступени, ведущие к воде».

Волны с грохотом ударяют в каменную твердь, рассыпаясь мириадами брызг, повсюду снуют пронырливые крабы. Чем дальше я углублялся в нагромождения скал — тем живописнее становились виды. В одном месте геологические слои резко обрываются вертикальной стеной, изрезанной эрозией, наверху установлен католический крест. Именно туда меня потянуло внутреннее ощущение в поисках места для ежедневных медитаций. Поднявшись по естественной лестнице, я оказался на вершине небольшого утеса, куда точно не попадают брызги от волн, поверхность скалы наклонная, что удобно для того, чтобы лежать, глядя в безбрежное синее или ночное,, звёздное небо.

В этом месте я провел достаточно много времени, медитируя под грохот волн, шум ветра и крики хищных птиц в высоких небесах. Здесь меня точно никто не побеспокоит даже если люди, те же рыбаки гуляют внизу, навряд ли они отважатся подняться на вертикальную каменную стену кажущуюся неприступной. Медитация получилась очень глубокой и длительной; когда я вернулся к видимой картине реальности, солнце уже висело близко к горизонту. Не теряя времени, отправился дальше по берегу дабы посмотреть что там, за поворотом, где вздымаются высокие волны, ударяя о каменные ступени природных гхатов. Судя по электронной карте, там в океан выдаются узкие мысы, затем скалы вплотную подходят к воде, и в километров расположена обширная бухта с одним из лучших пляжей Baga beach, куда мы с приятелем года три назад так и не попали на Новогодние праздники из-за истории с проданным отелем и его хитрыми новыми хозяевами (как-нибудь расскажу и об этом).

На вершине горы, дыхание великого океана, мир и благость в душе

С погодой сразу как-то не задалось, стоило мне прилететь в Гоа и добраться до океана, как начались проливные дожди, судя по прогнозу, закончатся они лишь через 3 дня. Я в октябре в Гоа никогда не был, понятия не имею каков здесь климат в это время года. Теперь стало очевидно — дожди здесь совсем не редкость, причем идти они могут почти беспрерывно несколько дней кряду. Естественно, ни о каких прогулках не может быть и речи, тем более о купании в бушующем океане. Впрочем, я как-то на третий день улучил момент чтобы дойти до вершины ближайшего холма, откуда открывается вид на все побережье. Тропинка взбирается наверх через зелёное, поросшее травой поле, там среди густых зарослей кустарников я нашел несколько развилок, ведущих к обрыву.

Выйдя на край скалы, сложенной кирпично-красными вулканическими лавами, навечно застывшими свидетельствами древних горообразовательных процессов, я долго стоял, любуясь обширной далью, разрезанной на две половинки четкой, прямой линией горизонта. Пенные волны неистово набрасываются на ощерившееся множеством острых ступеней побережье. Разбиваясь о каменную твердь, вода отступает, но тотчас же возвращается вновь, вздымая могучие волны. А надо мной, совсем рядом летают коршуны и белоголовые орлы, они плавно и неспешно маневрируют в восходящих воздушных потоках, распушив хвосты и балансируя за счёт оперения крыльев. Я ещё некоторое время сидел на древней лаве, ловя мягкий запах океана.

Вдалеке виднеются несколько бухт, образованных между языками застывшей лавы, в них — пара песчаных пляжей Анджуны, один совсем маленький, тот, что поближе, а второй — длиннее, более обжитой судя по обилию ресторанчиков и гостевых домов, приютившихся у линии прибоя. Крики хищных птиц на фоне завывания ветра и далёкого рокота океана — прекрасный звуковой фон для медитации. Пожалуй, буду приходить на это место как можно чаще. Несколько раз орёл пролетел совсем близко от меня, чуть не задев крылом голову, я отчётливо чувствовал как крылья его рассекают поток воздуха, этот свистящий мерный звук… Очень красиво и величественно. Священная Ганга, достигнув океана, растворяется в нем, становится единой водою планеты.

Многие духовные мастера используют эта метафору, сравнивая земной океан с единым океаном космического Сознания, из которого мы все приходим во множество миров, а затем возвращаемся вновь. И эта известная аллегория, когда душа человека (атма) сравнивается с каплей воды, временно отделенной от океана (Параматмы) пеленой невежества, забывшей кто она на самом деле, отождесивившей себя с телом и умом. Но возвращение в Океан неизбежно, это — лишь вопрос времени, того количества жизней/инкарнаций, что необходимы нашей вечной душе для постижения, узнавания и воспоминания своей истинной божественной природы. Так и земной океан, существуя миллиарды лет, всегда остаётся собою, разделение — лишь свойство ума, на самом деле Океан всего один, нет ни Тихого, ни Индийского, ни какого бы то ни было еще. Есть просто вода, и она — поводу.

Ее циркуляция дарит и поддерживает жизнь, очищает планету, питает все химические процессы и превращения. И мы — тоже вода, ведь в теле человека больше всего именно этого элемента… За такими мыслями время прошло незаметно, на меня упали первые крупные капли очередного дождя, пришлось возвращаться в маленький уютный домик, за пару дней отмытый и прибранный моими стараниями до состояния, пригодного для жизни. Спать я решил без матраса, на жёсткой основе, лишь подстелив под себя плед; поначалу это не совсем удобно, со временем привыкаешь и уже неуютно чувствуешь себя на мягком. Вместо подушки положил куртку, купленную прошедшей зимой в Катманду, до сих пор помню как мне было там холодно после перелета из южной Индии.

Вечером, сидя в уютной комнатке за ужином, — а ем я как и подобает индийцу, пальцами правой руки, не используя столовые приборы, — наслаждался вкусом вареного риса, в меру остренького дала и свежих овощей. Что ещё нужно для счастья? Ну подумаешь дождь третий день, зато я в Гоа и здесь тепло. Живя долгое время в режиме жёсткой экономии, постепенно приходишь к осознанию — человеку на самом деле совсем немного надо, главное — это мир и благость в душе, а все остальное не суть важно.

Выгодно жить в Гоа, мои маленькие соседи по комнате

Всю ночь шел дождь прямо как во время летнего муссона, практически без перерывов. Погода явно решила сделать откат назад, в затяжные и мощные летние дожди. Для меня в этом нет большой проблемы разве что кроме одной — непонятно как сушить выстиранную одежду Сергея. Сам он, вернувшись утром с работы, сразу завалился спать на целый день, а я предпринимал попытки всё-таки улучить моменты между дождями и просушить постиранное. Впрочем, ничего из этого не вышло, стоило развесить мокрую одежду на верёвках, как тотчас же тропический ливень припускал с новой силой; погода явно решила обернуться вспять, устроив нам второй, осенний сезон муссонов.

С Румой, хозяйкой гостевых домиков, мы договорились на вполне выгодных условиях, благодаря чему мои месячные расходы составят всего $125 в том числе аренда жилья и полноценное домашнее питание. Для тех, кто бывал в Гоа на отдыхе, это покажется невероятным, ведь цены в прибрежной зоне зашкаливают, особенно в последние несколько лет. Но сейчас многое изменилось в силу объективных обстоятельств: страна закрыта на карантин, турсезона в этом году скорее всего уже не будет, по крайней мере, при закрытых границах иностранных отдыхающих ждать не приходится. А те немногие «последние из могикан», что остались в Индии, сами считают каждую рупию чтобы выжить в этой непростой ситуации.

Очевидно, до весны как минимум международное авиасообщение не восстановят, следовательно, мне из Индии выбраться не удастся. Новогоднее путешествие для любимых клиентов пришлось отложить на год после того, как им пришло уведомление от «Аэрофлота» об отмене всех рейсов в Индию. Так что, буду как-нибудь выживать в сложившейся ситуации. В любом случае, в Гоа это делать намного приятнее, чем в условиях суровой и затяжной российской зимы😊 Став заложником международного «корона-зомби-Апокалипсиса», я в то же время получил уникальную возможность осуществить «перезагрузку» своего сознания и бесценный опыт духовной трансформации, на что теперь есть масса времени и желания. Как гласит русская народная мудрость «Худа без добра не бывает». И в данном случае добро очевидно, тем более, я давно уже мечтал провести как можно больше времени в Индии.

Следующие пару дней были самыми дождливыми, заливало так, как это было в самый разгар муссона, в августе месяце. И никакие мои усилия и ухищрения по сушке выстиранной одежды не увенчались успехом, она по-прежнему оставалась мокрой. Что с ней только ни делал, куда бы ни развешивал — снаружи, внутри комнаты, под навесом, результат был всегда один. Сам воздух насыщен влагой, всюду стоят лужи, а небо затянуто непроглядным слоем густых дождевых туч. Зато я познакомился с маленькими обитателями нашей комнаты. Нет, не с комарами, которых тоже заметно прибавилось с началом дождей, а с лягушками.

Чтобы ночью в комнату через узкую щель под дверью не забрались всякие жучки-паучки, по опыту прошлого муссона, проведенного мною в Непале и Ришикеше, я с вечера затыкаю дверную щель влажной тряпкой. Это — надёжный метод избавления от надоедливых насекомых, особо активных во время сильных дождей. Как-то вечером увидел сидящего перед дверью крохотного лягушенка, он пытался выбраться наружу привычным путем, через щель, а она оказалась заблокирована. Бедолага настойчиво прыгал на дверь, видимо, в попытках пробить в ней брешь своим крохотным тельцем. Вскоре появился ещё один малыш, пробравшись вдоль плинтуса. Я освободил им путь к отступлению и выпустил на улицу.

Вскоре в туалете обнаружились и потенциальные родители лягушат, в углах сидели две взрослые лягушки, одна — более красочная и крупная, вторая заметно меньше. Возможно, это пара, и они уже давненько живут в этом влажном, благостном месте. Тем более, в Индии, как правило, туалет совмещён с душем, а значит, для лягушек всегда имеется в изобилии влага. Я как-то рассказывал о жабе, жившей в моей комнате во время путешествия по Непале это было в экологическом гостевом доме, в горах возле озера Бегнас. Тогда амфибия с грохотом чуть ли не раскачивая кровать, выбиралась с наступлением вечера из щели между стеной и спинкой кровати чтобы выйти на улицу погулять. Она тоже пользовалась для этого щелью под дверью. Такие соседи очень полезны, ведь они ловят надоедливых насекомых, прежде всего комаров и мошек, залетевших в комнату. А дожди…рано или поздно закончатся, ведь это же солнечный Гоа, и уже середина октября, начало сухого и теплого зимнего сезона.

Я добрался до места зимовки, райское местечко, стирка и уборка с дороги

Почти половину пути я уже прошел, увидев идущего навстречу Сергея. Он, судя по всему, не дождавшись от меня звонка (на индийском номере оплачен только доступ в Интернет), решил отправиться на поиски. Встретившись, мы за разговорами достаточно быстро дошли до места. Но показалось пройденное расстояние большим, не меньше трёх километров. Пройдя всю Анджуну, мы ещё шли по совсем узеньким дорожкам между крохотными деревнями, оставив позади последний на пути киоск с продуктами первой необходимости. И вот, наконец, я увидел то место, где, исходя из логики сложившейся ситуации, предстоит провести несколько месяцев в режиме выживания, до момента восстановления международного авиасообщения. То есть, как минимум до марта-апреля, это — целый туристический сезон в Гоа.

Мне сразу понравился этот гостевой дом, расположенный, — что очень важно, — в стороне от дорог, пляжей, ресторанов, дискотек, в тихом и уютном месте. Пройдя по грунтовой дороге по опушке дикого леса с могучими деревьями и лианами, мы прошли в маленькие ворота во внутренний дворик, выложенный тротуарной плиткой. Здесь один жилой дом, где обретаются сами хозяева, и два двухкомнатных гостевых домика. Кругом яркая зелень: плодовые деревья, заросли бамбука, пальмы, цветы в горшках, занявшие свои места в самодельном, но очень уютном ландшафтном дизайне. Разноцветные фонарики, столики для приема пищи, беседка. Ещё у хозяев, милой гоанской семьи, есть домашние питомцы, это пара собак, одну зовут Перси, вторую — Виски, две кошки (имена пока не запомнил).

Нас встретила хозяйка Рума, очень милая, доброжелательная женщина, мы сразу нашли с ней взаимопонимание и общий язык. Без долгих разговоров Рума накормила нас вкусным ужином, состоящим из отварного риса с далом и овощной нарезкой, напоила чаем. Видя, насколько я устал в долгой дороге, хозяйка предложила пообщаться насчёт стоимости проживания на следующий день, а сегодня мне просто отдохнуть, прийти в себя. Погода тем временем продолжала хмуриться, время от времени накрапал дождь, а небо сплошь затянули серые тучи. Судя по всему, в Гоа пришел обширный циклон. Зато я оказался в тепле, возле океана, до которого, как уверял Сергей, всего 3-5 минут ходьбы.

Как и договаривались изначально, я поселился а одну комнату с приятелем чтобы экономить на оплате проживания. Обычно предпочитаю всегда жить один, мне так намного комфортнее, но в ситуациях жёсткой экономии выживать проще вместе, деля расходы поровну. Ещё один плюс — это возможность не озадачиваться поиском еды, а питаться вместе с семьёй хозяйки. Тем более, Рума отлично готовит. Мы сразу договорились с ней насчёт завтрака. Сергей работает в ночном ресторане прибрежного поселка Вагатор, что в 3 километрах отсюда, соответственно, каждый вечер к 6 часам он уходит на работу, возвращается после 7 утра. Так что, фактически я буду жить один. Во всех отношениях очень удачный вариант, особенно для Гоа, что славится самыми высокими для Индии ценами.

Ещё у меня есть привитая с детства привычка к чистоте и порядку. Так воспитывают далеко не всех, и приятель мой как раз из тех людей, для кого эти понятия — вещи неприемлемые. Поэтому несмотря на усталость первое, что я начал делать после ужина и ухода его на работу — это приборка. Потому что мне предстоит в этой комнате сегодня спать😊 Уборка растянулась на несколько часов ещё из-за стирки; на своей кровати я нашел большую кучу того, что выглядело как мусор и пахло, соответственно, так же. При разборке завала это оказались вещи Сергея, изрядно поношенные и поросшие плесенью. В два захода выстирав большую часть найденного, предварительно вытряхнув на улице из тряпья пару огромных тараканов, я растянул привезенные с собой верёвку по всей комнате, завесив ее выстиранным бельем. На улице тем временем уже зарядил тропический дождь.

Полы, столы и кровати пришлось мыть раза три, и только к позднему вечеру я закончил с приборкой, оставив на завтра часть работы. Кинув на основание кровати без матраса непальский плед, наконец лег и полностью распрямился, все тело гудело он нагрузки, длительного многочасового сидения в маршрутках, тут-туках, самолёте, автобусах, от долгой ходьбы под рюкзаком, стирки и приборки. Наконец можно просто лечь и расслабиться, выпрямиться в конце концов. Какое же это счастье! Снаружи льет дождь, воздух свеж и пахнет морем, никаких криков и громких разговоров индийцев, только звуки дикой природы. Это как раз то, к чему я стремился из шумного ныне Ришикеша. Надеюсь, так оно и будет как можно дольше. Вот я и вновь в Гоа, 8 месяцев спустя.

Недоезд-переезд, возвращаюсь пешком, в двух шагах от цели

Ждать автобуса пришлось долго, не меньше часа. За это время успел начаться и закончиться дождь, люди и автобусы то приходили, то уходили, стайка собак успела полежать как минимум под тремя автобусами, всякий раз перебираюсь под следующий когда предыдущий отправлялся. Наконец старенький маленький индо-бас подъехал, кондуктор громко объявил направление, и я в числе других пассажиров занял место в салоне. Мы ещё долго стояли, выжидая положенное время, и когда оно пришло, медленно вырулили на транспортное кольцо с бюстом Махатмы Ганди в центре газона. Я эти места неплохо помню после двухнедельной жизни в соседнем поселке Чапора, куда меня с другом закинула судьба на Новогодние праздники несколько лет назад.

Тогда мы сильно экономили и не могли найти за разумные деньги жилье в Арамболе на «высокий» новогодний сезон. Спрос был настолько ажиотажным, что мне пришлось заранее созваниваться с хозяином дешёвого и откровенного простяцкого геста-хибары, ехать к нему из Арамболя за пару недель до заселения и вносить аванс наличными. Настолько он не доверяет своим клиентам😊 Вот тогда мы постепенно обошли все окрестные поселки и пляжи, Анджуну я помню как очень тусовочное и шумное место, где круглые сутки ревела музыка, толпы откровенно пьяных и обдолбаных индийских подростков (и не только) слонялись по окрестностям. А по дорогам ездили наркоторговцы на байках, предлагая каждому встречному целый ассортимент наркоты.

Тогда мне откровенно не понравилось это место именно в силу его попсовости и переизбытка людей. Мы ещё хотели найти столик в кафе или ресторане чтобы отметить наступающий Новый год, но все было занято, в итоге вернулись к полуночи 31 декабря в Чапору, выпили по молочному коктейлю на крыше пустующего кафе и пошли на пристань смотреть фейерверки. Я был очень рад возможности наконец побыть в тишине после всего этого ада-бедлама, творящегося на побережье, в туристических местах. И вот сейчас еду в Анджуну, где впервые буду не просто гулять вдоль океана, а жить достаточно длительное время. Посмотрим как «корона» изменила положение вещей в этих местах.

Даже в этом чисто провинциальном, местном автобусе все пассажиры до единого были в масках. Я, разумеется, тоже. Минут 30 мы ехали знакомыми мне дорогами, проезжая между уютными виллами, утопающими в тропической зелени, под сенью пальм и плодовых деревьев. Все вокруг цветет благодаря обилию влаги, ведь сезон муссонов здесь ещё не закончился. Места эти очень живописны, здесь нет высоких гор и каких-то грандиозных объектов, но природа настолько благостна, прекрасна и я бы сказал гостеприимна, что всякий раз, приезжая в Гоа и даже живя здесь длительное время, не хочется никуда уезжать. Куда бы ты ни отправился после Гоа — везде не находишь того, что есть здесь, по отдельности — да, но, в-целом, такого средоточия благоприятных факторов для отдыха и полного расслабления — нет.

Для меня Гоа стал родным и любимым ещё и потому, что именно здесь в далёком 2013 произошла наша встреча со Свами Прем Самдарши, ставшим моим духовным наставником и давшим дикшу (посвящение в саньясины/ученичество). Поскольку Гуруджи каждый год в январе-феврале приезжает в Гоа по просьбе учеников и даёт здесь сатсанги, мы все стремимся каждую зиму побыть с Мастером и, параллельно, насладиться отдыхом в этом райском месте. Но я немного отвлекся от своего повествования. Наконец за окнами показались знакомые торговые ряды поселка Анджуна, автобус часто останавливался, высаживая пассажиров. Затем мы поехали дальше и зачем-то прибыли в Чапору, где, как выяснилось, находится конечная остановка. Получается, я проехал Анджуну и уехал на пару километров дальше.

Водитель сказал: «Можешь подождать, через час поеду обратно в Мапусу и докину тебя до Анджуны». Я поблагодарил его и вышел, лучше пройтись пару километров чем ещё целый час провести в автобусе, после стольких пересадок мне уже стало от них дурно. Забив требуемый адрес в приложение googl.maps, я выяснил — до гостевого дома 4.5 километра, минут за 45-50 дойду, заодним размяв затекшие от длительного сидения ноги. С Сергеем связь пропала, он вышел меня встречать на остановку, и в отсутствии wi-fi остался без доступа в Интернет. Но где находится остановка, мне известно, поэтому, накинув на плечи пару рюкзаков, выдвигаюсь в пеший путь по дорогам Гоа.

На перекладных — по штату Гоа

Мучительный перелет завершился посадкой в аэропорту Даболим, в Гоа, таком уже знакомом и родном. Получив свой рюкзак в аэропорту, я с радостью снял с себя защитный шлем и направился на улицу чтобы вдохнуть свежего морского воздуха. Его запах на сей раз чувствовался по-особому, поскольку в дороге я чуть было не задохнулся. Слава Богу этот «летающий лазарет» позади, теперь можно дышать полной грудью. Мне предстояло добраться рейсоаыми автобусами до поселка Анджуна, что на севере штата. Платить за такси минимум полторы-две тысячи рупий совсем не входило в мои планы, тем более, пришлось изрядно издержаться в Дели, взяв мото-рикшу и перекусив в аэропорту.

Ко мне сразу же попытались пристать таксисты, но быстро от них отделался, просто сказав «no money — no honey». Это, как ни странно, подействовало; видимо, они уже привыкли видеть безденежных иностранцев, еле сводящих концы с концами в этом вынужденном индийском локдауне. Отойдя от здания аэропорта, я увидел рейсовый автобус, спросил водителя, куда везёт, сел в салон и приготовился ждать. Первый промежуточный пункт — городок, названный в честь Васко-да-Гама, португальского мореплавателя времён Великих географических открытий. Он со своей экспедицией не только первым проложил морской путь из Европы в Индию, но и являлся Губернатором португальской Индии. Собственно штат Гоа несколько сотен лет и был частью Португалии.

Некоторое время спустя, дождавшись пяток пассажиров, дедок водитель потихоньку завел двигатель, и мы медленно тронулись в путь. До автовокзала города ехать от аэропорта всего 3 километра, не больше. И стоит это лишь 20 рупий, как маленькая пачка печенья. На выходе кондуктор указал мне направление, куда идти дальше, и в помощь отрекомендовал паренька, которому по пути со мной. С парнем мы разговорились пока шли с полкилометра до стоянки автобусов. Он направился своей дорогой, а я, найдя среди прочих транспорт до Панаджи, столицы штата Гоа, занял место в автобусе.

Долго ждать не пришлось, минут через 10 салон частично заполнился, и мы отправились в путь. До центрального автовокзала столицы ехать неблизко, минут 45-50, автобусы на этом направлении намного больше и просторнее. Стоит отметить, все пассажиры до единого, и каждый прохожий на улице были в масках, ни одного человека без маски я не встретил на своем пути кроме рабочих, занятых на строительстве новой скоростной дороги и гигантского моста. Вот уже несколько лет ведётся строительство скоростного шоссе от Мумбая до штата Керала, и здесь, в Гоа, дорожники создают нечто грандиозное — хайвэй пройдет на приличной высоте, не по поверхности земли. Для него строят железобетонные опоры, на них — перекидные секции трассы, всюду будут современные развилки, эстакады, мосты и прочие атрибуты цивилизации. Судя по всему, стоимость проекта — многомиллиардная.

Выйдя из салоне автобуса в Панаджи, я сразу сел в следующий, что направляется во второй пункт пересадки, городок Мапса/Мапуса (его гоанцы называют всегда по-разному). Кстати, заплатил я за почти часовую поездку из Васко-да-Гама до Панаджи всего 30 рупий. Вскоре автобус тронулся, и мы достаточно долго ехали до городка Мапса, крупного транспортного узла, где имеюся авто- и железнодорожный вокзалы. Цена вопроса — 17 рупий, тоже сущие копейки. Из-за большого количества объездов, что связано со строительством хайвэя, ехали мы долго и утомительно. К тому же, на улице припекало солнце, отчего в салоне тоже достаточно жарко.

Наконец подъехпли к автовокзалу, это место мне очень хорошо знакомо по множеству поездок, когда менял здесь автобусы. А ещё на втором этаже есть хорошее индийское кафе-закусочная, где вкусно и недорого можно поесть в дороге. Но сейчас мне было не до перекусов, меня ждал приятель Сергей, обещавший встретить по прибытии в Анджуну чтобы показать неблизкую дорогу до гостевого дома. Выйдя на платформу, без труда нашел место стоянки следующего, последнего на сегодня автобуса Мапса — Анджуна — Чапора. Здесь пришлось изрядно подождать, поскольку ходят автобусы туда нечасто и по расписанию. Стайка несчастных, грязных и плешиаых собак нашла себе укрытие под маленьким автобусом, когда он уехал — они переместились под следующий. С лотков торгуют домашними сладостями и всякой блестящей ерундой. Здесь ничего никогда не меняется, всё остаётся стабильно по-прежнему. В этом и прелесть таких мест. Пройдут годы и десятилетия, а картинка останется той же самой.